Ушел из жизни белорусский священник Андрей Парфенчик — Хартия'97 :: Новости Беларуси — Белорусские новости — Новости Белоруссии — Республика Беларусь — Минск

Ушел из жизни белорусский священник Андрей Парфенчик


Фото из фейсбука о. Андрея Парфенчика

В 2011 году священнослужитель молился за политзаключенных.

От тяжелой, неизлечимой болезни скончался, еще совсем молодым, белорусский православный священник Андрей Парфенчик. Ему не было и сорока. Он являлся настоятелем прихода св. Александра Команского в Палермо (Италия). До этого в течение 9 лет служил настоятелем храма в Клецке, сообщает nn.by.

Андрей Парфенчик родился из Минска и принадлежал к плеяде молодых священнослужителей, выросших уже в независимой Беларуси и дороживших своей белорусскостью.

Осенью 2018 года итальянские врачи поставили отцу Андрею диагноз — аденокарцинома поджелудочной железы, 4-я стадия. Врачи сделали все возможное, чтобы сохранить священнику жизнь, но в последнее время могли только облегчать страдания больного. Семья Андрея Парфенчика решила перевезти его на родину, в Беларусь, чтобы продолжить лечение в Республиканском онкологическом центре в Боровлянах. Стоимость транспортировки составила 5000 евро. Итальянская медицинская страховка не покрывала расходы, а возможности оформить белорусскую страховку уже не было.

Необходимую сумму собрали за пять дней. 1 марта отец Андрей вернулся в Минск, но прожил недолго.

Ирина Халип писала неделю назад: «Друзья, я хочу попросить у вас помощи очень хорошему человеку. Его зовут Андрей Парфенчик. Отец Андрей. Когда мы познакомились, он был настоятелем прихода в Клецке. Было лето 2011 года, меня только выпустили из-под стражи, мужа этапировали в колонию. И как-то вечером мне позвонил отец Андрей. Я сначала не могла понять, зачем понадобилась клецкому священнику, раз не имею отношения к православию. А он звонил просто поддержать. Он молился за политзаключенных вместе со своими прихожанами в храме. Привозил мне фермерские овощи и фрукты от своих прихожан. После наших вечерних телефонных разговоров я понимала, что у меня появился замечательный друг, добровольно взявший на себя еще и функцию психотерапевта. Без него мне было бы гораздо труднее справиться с тогдашним кошмаром».